Карабас Барабас (agenda_u) wrote,
Карабас Барабас
agenda_u

Categories:

Блудницы и искусительницы: Как выходили замуж в Средневековье



Кто и зачем придумал брак? Как в древние времена люди выбирали свою вторую половинку? Как хранили свое целомудрие? И как наказывали искусительницей и блудниц? Почему и сейчас девушки предпочитают выходить замуж по старым обычаям? Об этом читайте ниже.

Хранительница очага

Брак, когда муж и жена любят друг друга, а их права и обязанности равны, сегодня нам кажется нормой, иначе быть просто не может. Но ещё пару столетий назад женщины об этом даже не могли мечтать, у них вообще никаких прав не было. Всё, что дозволялось женщинам, так это работать по хозяйству.

«Вся жизнь женщины сводилась к управлению этим хозяйством. Фактически, у женщины зачастую просто не было времени даже выйти на улицу», – говорит кандидат философских наук, доцент философского факультета МГУ имени Ломоносова Иван Давыдов.

На протяжении веков мужья распоряжались жёнами как своей собственностью: легко могли запереть их на замок или сжить со свету, обвинив в измене или воровстве.

«Если речь идёт об измене, скажем, простолюдинки, то её могли просто и повесить, как за воровство яблока, допустим, на главной площади или на окраине города», – утверждает художник-галерист Валерий Переверзев.


Слово мужа в семье всегда было законом – таким был образцовый брак. Но кто и когда решил, что так должно быть, и зачем люди вообще придумали жениться?

Ещё 200 лет назад этот обряд был обычным делом – невесты прощались со своим девичеством, семьей, с тем образом жизни, к которому уже никогда не смогут вернуться. Согласно народному обычаю, каждая невеста на Руси должна была искренне оплакать свою беззаботную юность. Этот древний ритуал на протяжении многих веков соблюдался неукоснительно.

После замужества девушка навсегда перейдёт в чужой дом и начнёт совсем другую жизнь. О её новом статусе будет говорить даже причёска.

«Очень важным был момент, когда невесте меняли причёску. То есть ей расплетали косы, шла к венцу она всегда с распущенными волосами, а потом ей закручивали волосы, надевали на неё женский головной убор, сверху надевали платок, волосы навсегда прятались под этим головных убором, считалось, что замужней женщине уже волосы свои показывать нельзя публично.


И вот тут она уже превращалась в замужнюю женщину, именно с этого момента, а не, так сказать, с брачной ночи», – рассказывает заместитель директора Государственного республиканского центра русского фольклора Екатерина Дорохова.

Каждая русская невеста проходила через длинную цепочку всевозможных обрядов, и ни одним нельзя было пренебречь. Брак на Руси был центральным событием в жизни каждого человека – особым ритуалом, к которому относились крайне серьёзно. Неудивительно, что к замужеству девушки начинали готовиться с детства.

Уже с 10 лет каждая девочка приступала к работе над своим приданым, без него найти себе жениха было очень трудно. Отсутствие своего имущества, как правило, свидетельствовало о бедности девушки, а это автоматически вычеркивало её из списка завидных невест.

Согласно общепринятым нормам будущая жена была обязана внести немалый материальный вклад в хозяйство мужа. Поэтому большинство девушек проводили всю свою юность за шитьём.

«В первую очередь это подушки, одеяла, полотенца – всё это она должна была изготовить своими руками. Она должна была большое количество подарков подарить всем своим будущим родственникам. И вот эти подарки были, в общем, регламентированы. То есть считалось, что жениху обязательно она должна сшить и вышить рубашку. Она дарила большие такие, длинные полотенца, тоже вышитые, его дружкам, их перевязывали этими полотенцами. Кому-то дарила пояса, кому-то – платки», – говорит Екатерина Дорохова.

Чтобы впечатлить будущего мужа, семья невесты в качестве приданого демонстрировала не только шитьё, но и домашний скот: чем его больше, тем завиднее невеста. Ну и какое же приданое без по-настоящему ценных вещей, например, сундуков из дерева.

«Все эти предметы, эти коробочки, шкатулки, сундучки, ларец – это всё входило в приданое невесты. Сундуки являлись дорогими подарками, распространёнными подарками.

Они дарились не только женихом невесте или невестой жениху, отцу выходящей замуж дочери. То есть вот эта традиция делать из сундука подарок – это совершенно нормальное явление. Поэтому они были и подарками, и обязательной составляющей приданого невесте, если она выходила замуж», – объясняет ведущий научный сотрудник Государственного исторического музея Наталья Гончарова.

Сватовство без невесты

Каким бы богатым имуществом ни обладала девушка, в выборе своего будущего мужа она почти никогда не принимала участия.

«Это действительно были договоры между родственниками, в каких-то ситуациях молодые даже не знали друг друга и не были знакомы. То есть даже я во время полевой своей практики уже застал людей, которые женились, не зная в лицо своих будущих (я разговаривал с женщиной) мужей.

Были браки, когда выдавали молодых девушек за взрослых мужчин, причём не всегда эти браки были неудачными, и довольно часто они действительно были счастливыми», – рассказывает доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН Дмитрий Громов.

Как ни странно, но роль главных купидонов на Руси играли не родители, а сваты. Именно этим людям, чаще всего родственникам семьи, отец с матерью поручали выбирать судьбу для своих детей.

При этом сваты никогда не руководствовались предпочтениями молодых, при заключении брачных договоров ни любовь, ни симпатия не имели значения. Главной целью было найти выходца из порядочной и состоятельной семьи, без видимых физических недостатков. В остальном – стерпится-слюбится.

«Сватовство всегда происходило поздно вечером, когда уже было темно, в тёмное время суток. А кое-где даже ночью. Скажем, вот в лесах брянских есть такие сёла глухие, вот нам рассказывали, что сваты приезжали после 12 ночи. Всех будили и проходили.

Знаете, вот такая обстановка какая-то таинственная: темно, какие-то люди приезжают, потом они целую ночь сидят, что-то беседуют. Родители, в основном отцы (родные или крёстные чаще), ударяли по рукам. То есть они скрепляли таким рукопожатием ритуальным своё согласие на совершение брака», – говорит Екатерина Дорохова.

Потом, от этого момента, вот уже когда они договорились, до, собственно, самой свадьбы проходило где-то от двух недель до месяца.

Замуж на Руси издревле выходили в народных костюмах. Никаких белых пышных платьев ещё не было. Сарафаны и рубахи шились в традиционных цветах своего региона. Кстати, носились эти костюмы и после бракосочетания: их было принято надевать по любому торжественному случаю в жизни. Редкие экземпляры из гардероба молодожёнов прошлого сохранились в Государственном историческом музее.

«В конце XIX века на традиционный русский костюм очень большое влияние оказала городская мода. Что мы можем видеть как раз на этом венчальном костюме крестьянки из Архангельской губернии? Этот костюм сшит по моде конца XIX века, где-то 1890-х годов.

Влияние городской моды сказалось в том, что уже вместо традиционного сарафана и рубахи девушки надевали нарядные костюмы – юбка, кофточка с поясом, что называлось, в общем-то, парочкой», – рассказывает научный сотрудник Государственного исторического музея Александра Цветкова.

Русская свадьба была делом всей деревни. И гуляния продолжались не один день. Но этот праздник предназначался не для молодых, а для родителей, сватов и многочисленной родни. Жених и невеста на свадьбе не веселились, они молчали, ничего не ели и не пили.

Новоявленного мужа во время свадебного застолья нередко волновала только одна мысль: сможет ли он с достоинством пройти испытание первой брачной ночи? Ведь с появлением потомства в то время не принято было тянуть.

«Тут надо тоже понимать, что женихи в то время были неопытные, и соответственно, после всех событий свадьбы у них действительно могло не получиться чисто по неопытности. Есть вообще подозрение, что в традиционном обществе, и в средневековом в том числе, было что-то вроде такого психического заболевания, такого невроза, связанного вот как раз с боязнью магического воздействия, то есть реально женихи боялись этого, подозревали, что это может быть», – считает Дмитрий Громов.

Брачной ночи придавалось большое значение, по сути, это была первая, одобряемая обществом, возможность вступить в интимные отношения, ведь близость до брака осуждалась. Кстати, в некоторых регионах России существовал обычай, когда девушка должна была доказывать свою невинность.

«Очень строго следили, чтобы девушка вела такой образ жизни очень достойный, чтобы с парнями она не гуляла, ничего себе лишнего не позволяла. Обязательно проверяли её честность на второй день свадьбы. Но, правда, в связи с этим всегда бывает очень много разговоров, как они с женихом там какого-нибудь петуха прирежут, чтобы изобразить, что она была честной», – утверждает Екатерина Дорохова.

Из поколения в поколение

Обычай демонстрации целомудрия молодожёнов соблюдался недолго и далеко не во всех регионах нашей страны. На какое-то время об этом и вовсе забыли, пока Петр I не решил вернуть эту традицию для всех придворных дам.

Но самое большое значение нравственности жениха и невесты придавали в средние века в Европе. Церковь, которая имела тогда большое влияние на общество, предписывала вести безгреховный образ жизни до брака.

В Англии даже существовал такой обычай, когда после свадьбы у ложа супругов присутствовал свидетель, который должен был зафиксировать не только консумацию брака, но и подтвердить, что молодожёны действительно придерживались строгой морали.

«Вокруг брачного ложа существует очень много мифов и легенд. Такие вещи, как снятие пояса целомудрия, или, например, вот это феодальное право первой брачной ночи.

Что касается специальных людей, которые присутствовали во время брачной ночи, то, скорее всего, была матрона, женщина в возрасте, действительно в её обязанности входило засвидетельствовать то, что брачная ночь совершилась. Она занималась подтверждением девства самой невесты», – рассказывает магистр истории, соискатель философского факультета МГУ Иван Фадеев.

Сегодня такие свадебные ритуалы кажутся суровыми и довольно унизительными. Впрочем, в истории брака было немало шокирующих обычаев. К примеру, в Древнем Риме муж имел законное право не только полностью распоряжаться жизнью своей жены, но и решать, когда ей умереть.

В те времена судьба женщины была довольно незавидной. Каждая обязана была исполнять любую волю мужа. И не только его: прежде всего, жена зависела от решений патерфамилиса – отца своего супруга и главы всего рода.

«Это единственный домовладелец, владыка над всем родом, старший из мужчин, и пока он был жив, он, как вождь, решал судьбу каждого члена своего рода. В его руках находилось, в том числе, решение вопроса жизни и смерти новорождённых, причём независимо, эти новорождённые происходили от него или же, скажем, от его сыновей», – говорит Иван Давыдов.

В глубокой древности это была абсолютная власть, которая сравнительно поздно, только в эпоху «законов 12 таблиц», а это где-то VI век до нашей эры, была ограничена. Причём и здесь женщины были поражены в правах. Сохранялась обязательно жизнь первой девочки, а вот с остальными женщинами рождёнными могли обойтись весьма жестоко.

Брачные союзы между мужчинами и женщинами на протяжении многих тысячелетий устраивали их родители и родственники. Но когда именно такая модель для заключения браков стала общепринятой? Кто её придумал? К сожалению, учёные не могут найти ответы на эти вопросы. Мы даже не знаем, когда люди вообще придумали жениться.

«Когда был заключен первый брак на Земле – науке неизвестно. И я думаю, никогда известно не станет. Мы вынуждены ориентироваться на письменные источники, сохранившиеся, в первую очередь, в религиозной традиции. Ну и, согласно Библии, первый брак – это брак Адама и Евы, которые жили в раю, и сам Бог благословил их плодиться и размножаться, населять Землю и владеть ею», – рассказывает Давыдов.

Хотя дата первой свадьбы на Земле нам неизвестна, зарождение некоторых форм брака проследить можно. К примеру, печально известный брак по расчёту имеет на самом деле очень солидный возраст: такой тип супружества зародился ещё в раннем Средневековье, и тогда это называли династическим или королевским союзом.

Монаршие браки всегда вершились по своим правилам и служили обычно только одной цели – политической. Любой король или царь стремился к выгодным союзам, и самые важные он заключал благодаря брачным договорам с другими правителями.

«Любой брачный союз был связан с очень строгими обязательствами, о которых мы не всегда даже можем точно сказать, но совершенно очевидно, что они были. Например, ты всегда мог рассчитывать на поддержку своего зятя, ты всегда мог рассчитывать на то, что твой сват, пусть это даже и венгерский король или польский династ, в случае необходимости, если тебя пытаются свергнуть с престола, например, обязательно тебе придёт на помощь и даст военную поддержку», – говорит доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник НИУ ВШЭ Федор Успенский.

Династические браки помогали решать множество проблем в государстве, в том числе и расширять границы. Так в XII веке король Англии Генрих II стал крупнейшим феодалом в Европе только потому, что очень успешно устраивал браки своим многочисленным детям. В результате он присоединил Нормандию, Анжу, Аквитанию, Гиень и Бретань.

Наследники престолов ещё во младенчестве неоднократно меняли своих суженых. Например, королева Шотландии Мария Стюарт в возрасте 12 месяцев брачным договором была обещана сыну короля Англии Генриха VIII – принцу Эдварду.

Через пять лет из-за политического конфликта между государствами регент Шотландии заключил новый брачный договор: шестилетняя Мария Стюарт стала невестой дофина Франциска II в обмен на военную поддержку Франции. Нетрудно догадаться, что мнения самих наследников никто не спрашивал.

«Мнение отца, правящего монарха, и его, если угодно, желания, которые определялись политической необходимостью, в первую очередь, они имели куда большее значение, куда больший вес. Средние века – это не та эпоха, где, скажем так, такие индивидуальные чувства являлись чем-то, что принималось во внимание в первую очередь», – говорит Иван Давыдов.

Великая княжеская династия Рюриковичей, которая правила Древнерусским государством около 700 лет, также преуспела на ниве династических браков. На протяжении всего Х и XI веков Рюриковичи не только успешно выдавали своих дочерей замуж за видных наследников европейских государств, но и сами брали в жёны иностранок. Кстати, породниться с русским княжеским родом в то время считалось очень перспективным.

«Во-первых, династия Рюриковичей и Русь в то время чрезвычайно мощны с военной точки зрения. Русские князья были вооружены, экипированы, может быть, едва ли не лучше других. Поэтому военная поддержка – тут даже обсуждать нечего, на неё можно было рассчитывать и она была очень мощной.

И хотя Русь во многом воспринималась как некая отдалённая территория (не всеми, безусловно, но многими), тем не менее, всё-таки, конечно, русская династия обладала известным статусом и известным престижем, поэтому выдать замуж за русского князя свою дочь – это шаг довольно важный», – рассказывает Федор Успенский.

Неравный брак

На протяжении долгих веков игры престолов вершились благодаря династическим союзам, при этом личное счастье монархов никого не интересовало. В средние века вообще мало значения придавали эмоциям и чувствам. Но значит ли это, что все пары были глубоко несчастны в браке? Можно ли вообще построить крепкую семью, не пережив влюблённости в супруга?

«Сексологи очень хорошо знают, что если люди не совпадают по сексуальному фактору, это вообще может никак не отразиться на климате в семье. Люди могут совершенно непонятной сексуальной жизнью жить, далёкой от какой-то такой нормативной, вообще никакой не жить, но при этом прекрасно ладить по всем другим факторам. Если вдруг летит какой-то другой фактор, особенно если психологический, сексуальный фактор очень быстро подключается. Так что на самом деле сексуальная функция не так уж и важна, как это ни странно», – говорит кандидат медицинских наук Лариса Штарк.

Удивительно, но модель древних браков многими учёными сегодня признаётся далеко не самой плохой. К тому же, уверяют нас историки, осмысленная и зрелая любовь между супругами вполне могла существовать, несмотря на отсутствие симпатии и влечения в начале брака. Скорее всего, такой сценарий был нередким.

Впрочем, как бы то ни было, а брак оставался на протяжении многих веков завидной целью как для мужчин, так и для женщин. Но почему это было так важно? Для девушки союз с мужчиной часто был единственной возможностью получить социальную защиту и сохранить хорошую репутацию. Мужчина при этом почти всегда получал богатое приданое, а иногда и земли, которые принадлежали семье жены.

И всё же считается, что прежде всего брак был необходим женщине: хозяйство, во главе которого она становилась, и последующее материнство были единственными сферами жизни, где она могла себя реализовать. Не секрет, что правами и свободами жёны во всем мире не были избалованы вплоть до XVIII века.

«Эмансипация женщин начинается с эпохи Возрождения, продолжается в эпоху Просвещения, однако мы можем увидеть и во французском праве эпохи Наполеона отголоски прежней традиции. Скажем, по Кодексу Наполеона женщина не имела права заключать никакие договоры купли-продажи без письменного разрешения мужа на трату денег», – говорит Иван Давыдов.

В дальнейшем, конечно, эта норма была пересмотрена и аннулирована, но если мы будем читать Кодекс Наполеона, мы увидим, что там эта норма сохраняется, дальше идёт пометка, что она не применяется, и в конце Кодекса появляется новая фраза, которая регулирует уже современное положение женщины, а именно её полное равноправие с мужем.

Но в одном женщина не могла добиться равенства с мужчиной: на протяжении всего периода существования института брака ей приходилось мириться с неверностью мужа. Адюльтеры, может быть, не всегда прощались, но браки не распадались.

Все потому, что развод был непозволительной роскошью. Без препятствия женщина могла получить его, только если собиралась до конца дней посвятить себя служению Церкви. Такое право было закреплено за женщиной и во времена Римской Империи, и в средние века, и в эпоху Просвещения.

«Более того, подчёркивается уже христианскими историками, что женщина, добровольно отказавшаяся от брака в пользу христианского служения, приобретала больше социальных прав. Скажем, она имела право свободного передвижения по городу и вне города, если это было связано с её уже христианской миссией.

Понятно, если она давала обет вечного затворничества уже в монастыре, тогда её будущая жизнь в монастыре мало чем отличалась от супружеской жизни», – утверждает Давыдов.

Чёрные вдовы

Освободиться от бремени неудачного брака можно было и в случае внезапной кончины мужа. В этом случае вдовы получали свободу и даже возможность повторно выйти замуж. Некоторые жёны умело пользовались этим правом, решаясь на убийство своих мужей. Чёрные вдовы – именно так называли таких женщин.

Например, итальянка Теофания Ди Адамо была представительницей целой древней династии отравительниц. Как и все её родственницы, она занималась производством ядов под видом косметических средств – одеколонов и пудрениц. Некоторые историки считают, что самыми известными жертвами Теофании стали французский принц герцог Анжуйский и Папа Римский Климент XIV.

Во Франции же самой известной чёрной вдовой была маркиза де Бренвилье. Она отравила не только своего мужа, но и отца, двух братьев, сестру и даже нескольких своих детей.

Одно из самых известных отравлений XIX века также произошло во Франции. В 1840 году Мари Лафарж отравила мужа мышьяком, но была поймана и осуждена. Дело Лафарж стало первым в мировой судебной практике, когда обвиняемой вынесли приговор на основании токсикологической экспертизы.

Конечно, на преступление решались далеко не все. Многие женщины пытались получить развод официально. Как правило, эти попытки заканчивались ничем. Развести супругов в то время могла только Церковь, но она была в этом не заинтересована.

«Церковь стремилась придать браку особый характер. О причинах этого есть разные мнения среди исследователей, но главное – это то, что Церковь стремится придать браку характер нерасторжимый: утверждалось, что брак носит нерасторжимый характер, и Церковь очень тщательно следила за исполнением тех условий, выполнение которых было необходимо для заключения брака. И зачастую Церковь участвовала, непосредственно отслеживала ситуацию внутри самого брака», – говорит Иван Фадеев.

Казалось бы, в таких вопросах больше шансов было у аристократов с их деньгами, связями и титулами, но и королевам не удавалось расторгнуть брак. Духовная власть предпочитала закрывать глаза даже на вопиющие случаи.

Так произошло со знаменитым браком княгини Евпраксии Всеволодовны из рода Рюриковичей и короля Германии Генриха IV. Не в силах больше терпеть издевательства мужа, княгиня обратилась к духовенству с мольбой освободить её от этого союза.

«У Церкви должна была быть санкция на развод, какой-то повод, она не может взять, просто так развести людей, во всяком случае в ту эпоху. Вот Церковь устроила что-то вроде слушаний об этом. И эти слушания носят зачастую почти порнографический характер, потому что она говорила о вещах чудовищных действительно. Мы не знаем до сих пор, что из того, что она говорила, правда, а что – нет, у меня нет роли арбитра, чтобы судить, что – правда, а что – нет, и, конечно, сердце моё склоняется всё-таки к русской княгине, а не к императору Генриху. Но, тем не менее, в чём-то она его, может быть, и оболгала, потому что настолько чудовищно (там и черная месса, и содомия, и всё, что угодно)», – рассказывает Федор Успенский.

Этот брак так и не был расторгнут. Аристократы получали одобрение на развод только в случае, если супруги доказывали, что состоят в близком родстве. К примеру, если они приходились друг другу троюродными или четвероюродными братьями и сёстрами. А вот измена супруга никогда не считалась веской причиной для аннулирования брака. Такое поведение даже не осуждалось в обществе.

Стать поводом для осуждения неверность могла только в том случае, если в ней уличали жену, особенно если такое происходило в средневековой Европе. Прелюбодеяние, как известно, было тяжким преступлением и смертным грехом. Но даже когда адюльтеры становились достоянием гласности, духовная власть склонна была винить в этом в первую очередь женщину.

Блудницы и искусительницы

Для Средневековья вообще было характерно особое отношение к слабому полу: каждая женщина, прежде всего, была воплощением зла, блудницей и искусительницей. Мужчина же часто был жертвой, невольно соблазнённой её прелестями. При этом обвиняемая в соблазнении могла быть вовсе не соблазнительной, но для вердикта Церкви это значения не имело. via

Продолжение следует...

Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo agenda_u february 5, 2015 23:10 16
Buy for 50 tokens
Мы все привыкли пользоваться шпаргалками, еще со школы. Приведенные ниже подсказки помогут начинающим фотографам постичь азы фотоискусства, а профессионалам освежить свои знания. Итак, 15 шпаргалок, которые приблизят вас к шедевральным кадрам.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments